Дмитрий Славин (dmitryslavin) wrote,
Дмитрий Славин
dmitryslavin

Экспедиция "Две Горы". Казбек, часть 1.


Казбек на рассвете 12 июня 2010, с восточной стороны.

У каждой поездки есть цель. Это превращает бессмысленные шатания в целенаправленное движение. Мягкое и несерьезное слово «поездка» превращается в увлекательное и напыщенное слово «экспедиция». Казбек и Арарат — вот такая двойная цель этого летнего путешествия. Причем Казбек с восточной грузинской стороны, где русских не появлялось уже достаточно давно, а в инете и вовсе почти не нашлось никакой подробной информации на русском языке. Оставалось только хорошо подготовиться и надеяться, что две цели не превратятся в двух зайцев.


Подготовка была существенной и тщательной, но как всегда все совершалось в последние дни и даже часы. Впрочем опытному путешественнику цейтнот — не помеха. Взяли все что нужно и ничего не забыли. Правда в итоге остались без одной веревки. Авиакомпания AirBaltic как и все низкобюджетные перевозщики очень тщательно относилась к багажу своих пассажиров. Жесткие 20 килограмм вынудили нас взять одну из четырех веревок в ручную кладь и никаких проблем с ней при регистрации и посадке на рейсе в Москве не возникло. Однако уже в Риге веревка была признана опасной и к проносу на борт не допустимой. Отсутствие шенгенской визы и всего 25-минутная пересадка не оставляла никаких шансов. Туда же вслед за веревкой отправились и все купленные и запечатанные в московском дьютифри алкогольные напитки предназначенные как сувенир. Таким образом найденный на форуме gudauri.ru всего за неделю до путешествия Степан, здорово помогший нам покупкой газовых баллонов остался без магарыча. До сих пор испытываю некоторые муки совести по этому факту, но найти какую-нибудь замену в пять утра в Тбилиси возможным не представлялось.


Степанцминда (бывшее Казбеги). Начало пути. Конец пути тоже прекрасно просматривается.

А в полдень мы уже выгружали свои рюкзаки, полученные газовые баллоны, закупленные в супермаркете продукты, а также мешок вкуснейших грузинских помидоров в селе Степанцминда. До начала 90-х оно называлось Казбеги. Под ногами шумит бурный поток Тегри, (который превратится спустя десяток километров уже в России в Терек), а вдалеке открывается одна из самых известных и классических панорам в Грузии. Церковь Святой Троицы на гигантском уступе и сверкающая снегами гигантская пирамида Казбека далеко-далеко за ней.

После очень бессонного перелета и плотного завтрака идти вверх с максимально тяжелыми вещами — не самая лучшая перспектива. Поэтому у явно скучающих таксистов Степанцминды сегодня праздник. Такси тут специфическое, лишь полноприводный внедорожник сможет поднять пассажира с его багажом на 300 метров вверх к Цминда Самеба (так по-грузински звучит название церкви Св.Троицы). Церковь действующая. Монах шикает на меня, пытающегося сфотографировать внутренности, а наши девушки принаряжаются в платки и платья. Снизу в Казбеги жарко и застоялый душный воздух, тут же свежо и открыто всем ветрам. Да и душа словно открыта для общения с Богом. Церкви всегда все-таки ставили в самых красивых и правильных местах...




Вообще удивительно видеть Кавказ таким как здесь, особенно после прошлогоднего путешествия по хвойным джунглям Абхазии. Вся Военно-Грузинская дорога проходит по уровню выше леса, то есть в области альпийских лугов. Степанцминда находится на высоте 1700 метров и вокруг ни одного деревца, если не считать таковым небольшой кустарниковоподобный  лес на правом берегу речки вытекающей с ледника Гергети. Цминда Самеба — 2000, и вокруг нее будто застывший океан вздымается бескрайними горизонтами зеленые холмы. Приезжающие со всей Грузии (и не только) туристы бродят по волнам в разных направлениях, словно купаясь в изменчивых своими направлениями ветрах и солнечном свете. Мы, едва доев бесконечный мешок с помидорами, уходим вверх по той холмистой волне, что направлена своим гребнем в сторону Казбека. Тут безраздельно царствуют цветы и травы. Это ярчайший ковер из зеленой основы, с синеми, белыми, красными и желтыми вкраплениями. В какой-то момент увеличиваются белые пятна — это заснеженные днища оврагов, куда солнечный свет попадает не  очень регулярно. Утоленные жарой и жаждой лошади без тени сомнения спускаются в такие места, чтобы полакомиться снегом. Цминда Самеба так и маячит за спиной, словно никуда от нее не уходили. Вроде совсем не уменьшается в размерах, и только создающие ей декорацию горы на другой стороне ущелья Тегри все больше и больше вырастают на горизонте.






Рододендроны


Лошади не только едят снег, но и радостно в нем валяются. Фото mblkola


Вот уже часа четыре идем, а Цминда Самеба все там же...

И вот, после 4-часового подъема выходим на перевал Саберце. Травяной ковер покрывает теперь только 50% земной поверхности уступая все чаще и чаще снегу и камням. Пропадает вид на восток в сторону Цминда Самеба и Степанцминды, и теперь в другом направлении встает величественная пирамида камня и льда под названием Казбек. Становится даже немного страшновато смотреть на нее с этой стороны, осознавая что наша цель — ее вершина. Вдоль всего подножья, гигантской лапой старающейся обнять гору расположился ледник Гергети. Разбиваем лагерь на высоте 3000, где-то посередине между Саберце и выходом к границе ледника. Ночью среди мириадов звезд над головой вдруг загорается далекий огонек на противоположном берегу ледника. Это метеостанция, приют, где живут люди и похоже даже есть электричество. Значит мы не одни в этом суровом краю, нам есть куда идти, и как на любом горном приюте нас там будут ждать.

Переправа через небольшую речушку, плутание среди беспорядочного нагромождения камней и вот мы выходим на берег ледника. Как раз в том месте, где он шумно водопадами обрушивается в бездонную урчащую пропасть, порождая при этом своими брызгами ворох радуг. Ледник покрыт мокрым податливым снегом, ступать по нему можно спокойно без кошек и связок, однако мы проводим тренировку в условиях приближенных к боевым, и выступаем в полном обмундировании. Мир словно бы разрезался пополам. Есть его яркая внешняя и верхняя (дальняя половина). А есть плоский мир ледника, покрытого снегом, такой вроде бы холодной, но изнуряюще жаркой пустыни.


Мир пополам

Переход через ледник на другой его берег проходит высотами 3100-3400. Происходит это неторопливым топаньем след в след по тропе, с частыми остановками на «подышать-отдохнуть». Быстрый набор высоты недопустим, нужна постепенная акклиматизация. Спустя два часа, мы наконец наблюдаем настоящую широченную и глубокую трещину, которыми известен Казбек. Именно они представляют главную сложность, из-за них мы тащим с собой веревки-обвязки-железо, именно им были посвящены пара московских предпоходных тренировок. Впрочем в данном случае трещина проходится по широкому и надежному снежному мосту, а сразу же за ней переправа через весь ледник заканчивается. Мы стоим на твердом и каменном (не ледниково-снежном) левом берегу ледника. Метеостанция возвышается выше на 100-метровом уступе. Сразу же налетает снежная пурга, укутывая белым пологом людей и их рюкзаки. Видимость падает до 10 метров и остается только без тропы карабкаться по осыпающимся камням почти вертикально вверх. Это были самые тяжелые 100 метров в этом дневном переходе, но по их окончанию нас ждали каменные стены здания метеостанции, где можно было наконец укрыться от непогоды, выпить чаю и хоть как-то согреться путем переодевания в сухую одежду. Температура внутри здания практически равна внешней температуре, но защищенность от ветра и осадков делают великое дело, человек чувствует себя как дома.

Метеостанция уже никаких наблюдений за погодой давно не совершает, однако именно погода продолжает оставаться ключевым фактором в успехе или неуспехе восхождения. В здании живет Джонни — смотритель и спасатель. Летний период он тут, а зимой — на горнолыжном курорте Гудаури. Летом 2010 года до сих пор еще не было успешных восхождения, а сегодня уже 12 июня, день Независимости России. Праздник мы особо не отмечаем, и уж точно сегодня обойдется без алкогольных возлияний, с горной болезнью шутки плохи. А в комнатушке у Джонни пир идет горой. Стол завален помидорами, шашлыком. Разливается горячий чай, чача и вино.
- Джонни, откуда здесь помидоры и чача? Кто тебе привозит продукты? С вертолета скидывают в начале сезона?!
- Да. Вот мой вертолет, - отвечает Джонни и хлопает по плечу сидящего рядом Гию, гида приведшего только что на метеостанцию группу израильских альпинистов.
- У меня целый вертолетный парк, - продолжает хвастаться Джонни.

Наша акклиматизация совсем другая. Надо физически активно двигаться, что-то делать. Либо идти дальше наверх уже без вещей, либо забираться на ближайшие скалы, либо искать пещеру Бетлеми. В грузинских летописях упоминается о Вифлеемской пещере, в которой сотня молодых воинов укрыла от надвигающегося Тамерлана сокровища казны царицы Тамары. Опасаясь разглашения тайны воины закололи друг друга. Легенда начала обретать какую-то историческую сущность, когда грузинские альпинисты сперва в 1947 году разглядели на скалах железную дверь и спускающуюся от нее вниз железную цепь, а в январе 1948 группа под руководством Александра Джапаридзе добралась до пещеры. Рядом обнаружились высеченные кельи, каменный крест и столб. Эта пещера оказалась древнейшим и самым высокогорным (4100 метров над уровнем моря) христианским пещерным храмом в мире. Более того, он до сих пор действующий, по религиозным праздникам сюда подымается монах из Цминда Самеба и проводит службы. Простым посетителям попасть сюда сложно, надо обладать навыками опытного альпиниста, карабкаясь по веревкам и цепи. А женщинам и вовсе появляться тут запрещено.


акклиматизационный слон

дерни за веревочку...

Но завывающий где-то снаружи за толстыми каменными стенами ураган отменяет планы внешней акклиматизации. Тогда мы приступаем к внутренней. Коридор в приюте пусть и узок, но достаточно длинный, чтобы сыграть в нашего любимого слона. Стены станции содрогаются от воплей запрыгивающих, стонов несущих и топота тяжеленного многоногого и невиданного доселе на таких высотах слона. Перепуганный Гия выходит в коридор. Я ему объясняю, что мы так акклиматизируемся. Гия удивлен:
- Эх, все вы неправильно делаете, вон мои евреи спят уже вовсю, правильный акклиматизация.
- А если спать не хочется?
- А кто не спит, вот как мы с Джонни — тем надо много чача пить, чтоб хорошо было и горный болезнь нас не застал.

Горняшка выражается не только в физических ощущениях (таких как тошнота, потеря аппетита, болит голова), но и в каком-то измененном мироощущении. Мои сотоварищи, пока я тащился в последней тройке по леднику наслушались историй Джонни о страшных бездонных трещинах и доставании трупов с 40 и 60 метровой глубины их них. О не менее страшных камнепадах и ураганных ветрах, тропежке по шею с сугробах... Начинается нездоровый мандраж. Мудрость руководителя — это всех успокоить и убедить в верности намеченного плана. В первую очередь себя самого. Для этого еще раз детальнее беседую с Джонни, попутно отказываясь от настоятельно наливаемой чачи.

Июнь в районе Казбека опасен только своей нестабильной погодой, можно заблудиться и не туда прийти. Касаемо самого опасного тут, трещин — то в июне они забиты снегом, много надежных мостов, да и вообще далеко не улетишь (на 50-60 метров). Да, они незаметны совсем, так как ледник закрытый, но идем медленно и в связках. Любой провал сразу же заклинивается снегом-рюкзаком на уровне колена-попы-рюкзака. Лагерь штурмовой разбиваем таки повыше и поближе к горе, чтобы хватило сил сходить на вершину. Но не перевале, где ветродув, а под ним, на плато. Замерзнуть? Не замерзнем, сейчас все-таки не 50-е года прошлого века, у нас пуховые куртки, спальники, горелки и надежные палатки. А помимо всего прочего лопаты, которыми вкопаемся поглубже в снег. Нам бы протропить, но нас 10 человек! Протропим. В итоге все по первоначальному плану, только лишний раз еще детально разобранному и обсужденному.

Утром 13 июля вся непогода исчезает. Словно кто-то провел ластиком по небу и стер все тучки. Оказывается, что восточный торец метеостанции это удивительно красивая площадка, тут можно погреться на солнышке и устроить отличную фотосессию. Всего пять минут уговоров наших прекрасных девчонок, зато потом куча позитива и смеха в процессе гламурной фотосессии. Тут на метеостанции  в общем то оказывается  так здорово, что и уходить никуда не хочется. Но мы все же уходим, хотя время уже ближе в полудню.


Солнечная Восточная сторона Метеостанции. Ошарашенные Джонни и Гия, пронаблюдавшие вчера вечером "акклиматизационного слона" слушают по радио музыку и не без любопытства наблюдают за утренней гламурной фотосессией.


Серега выводит свой гарем на солнечные процедуры.


Три причины, зачем настоящие мужики ходят в горы

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ
Tags: Грузия, Казбек, горы, путешествия, фото
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 14 comments