Дмитрий Славин (dmitryslavin) wrote,
Дмитрий Славин
dmitryslavin

Category:

Треккинг от Шитоучена


Шитоучен

Во время путешествия хотелось окунуться во что-то такое, о чем изначально не было ни малейшего представления. Попасть в такое место, про которое подробный путеводитель по юго-западному Китаю промолчал бы или скромно сообщил всего пару предложений. А прочие источники, найденные по ключевым словам-топонимам набранным в английской транскрипции в поисковых системах давали бы одну-две фотографии без подробностей. Именно таким местом и оказалось продолжение треккинга Ущелья Прыгающего Тигра далее на Восток.



Прежде чем туда попасть надо было выбраться из Ущелья Прыгающего Тигра. На переправе путников подкараулила сильнейшая песчаная буря. Спрятавшись за немногочисленными уступами и камнями, закутавшись в платки и капюшоны мы ждали, когда же ржавый баркас, причаленный к противоположному берегу начнет осуществлять перевозку пассажиров. Спустившиеся к этой же переправе крестьяне жестами показывали сильный ветер и предостерегали от камней, сыпавшихся с крутых прибрежных склонов. Волны поднятые ветром на Цзиньша шли против течения изрядно обмелевшей к зиме реки и было непонятно даже куда воды движется больше. Казалось, что никаких изменений не происходит и соответственно повода к началу работы парома нет, однако крестяне ждали и их количество все увеличивалось. Наконец баркас тронулся, и в течении всего пары минут пересек реку. В проржавевшую лодку грузится полтора десятка русских (с рюкзаками), столько же колоритных крестьян в национальных одеждах, один осел, один петух (переносимый за связанные лапы) и огромная козья нога (чей-то предполагаемый ужин).


Неторопливый лодочник


Вид от Дацзю на переправу

Дацзю, что на противоположном берегу реки больше напоминал какое-нибудь провинциальное мексиканское поселение, нежели китайскую деревушку. Выжженная ярким солнцем равнина, скудные засыхающие земляные наделы. Тут и там попадаются кактусы, один из которых (опунция) дал вполне съедобный и сочный плод. Поместья (вроде ранчо) с изнывающими от жары и лени хозяевами. Зато с тенистыми двориками, где журчит фонтанчик с водой и продается холодное пиво. Огромных усилий стоило не поддаться всеобщему тепловому отуплению и расслабленно развалиться в кушетках. Уговорами и размахиваниями рук загоняю своих со-путешественников в каким-то чудом найденные микроавтобусы. (Удалось вызвонить с помощью хозяина одного из “ранчо” и его знаниям пинглиша). Кроме этих двух машинок никакого транспорта в Дацзю не обнаружилось, лишь переполненный автобус (единственный в день) помахал нам своим удаляющимся в столбе пыли задом.

Минивэны довезли нас до центра очередного китайского Национального Парка. На этот раз Парк посвящен Снежной Горе Нефритового Дракона. Или Юйлунсюэшань по-китайски. Этот пяти с половиной тысячник прекрасно виден из Лицзяна, один из классических видов которого (да и всей Юньнани)– это как раз отражение горы в пруду Черного Дракона. Своей тыльной стороной Юйлунсюэшань смотрит на ущелье тигра. Там настолько крутой склон, что снег и лед на нем практически не держатся. Ну в общем-то казалось бы, гора как гора, таких в Китае, особенно в Тибете (а эту часть Юньнани по праву уже можно считать Тибетом в геофизическом плане) навалом. Да только не все так просто. Упорные в своем развитии туризма (в первую очередь внутреннего) китайцы взяли, да и построили на эту гору восходящую канатку. Могли б наверно построить и до вершины, да только человек – это достаточно сложно устроенный организм, он просто физически не сможет перенестись с относительно комфортных для него условий сразу на высоту 5,5 тысячи. Наверно поэтому канатку построена только до 4680 метров над уровнем моря, что тоже вполне высоко. Канатка на самом деле заканчивается чуть ниже, а до 4680 можно пройтись по хорошо проложенной дорожке. Вокруг простираются расщепленные трещинами величественные горные ледники, до которых альпинистам в различных прочих местах света приходится добираться неделями. Многие мои попутчики сразу же и обновили свой высотный рекорд (с 4000 установленных на автомобильном перевале перед Хуанлуном) до 4680 здесь. Предприимчивые торговцы помимо семечек и прохладительных напитков предлагают маленькие пластиковые одноразовые баллоны с кислородом. Вроде как чтобы подышать там на высоте. Я попробовал, и решительно никакого кислородного опьянения не почувствовал. Чтобы вообще что-то почувствовать (а в первую очередь на такой высот неподготовленному визитеру следует чувствовать “горную болезнь”) надо тут провести хотя бы полдня, а то и больше. Чтоб организм начал болезненно перестраиваться. Объяснить все можно простой аналогией: выбегаешь зимой из дома неодетым на улицу. Первых 5 минут еще ничего, нормально можно существовать, а вот дальше уже начинаешь мерзнуть. Так и на высоте, только пятиминутка растягивается на несколько часов, как правило до первой ночевки на данной высоте. Ночевки конечно же тут не предусмотрены, гостиниц никаких нет, в 18.00 всех гуляющих по дорожке и смотровой площадке туристов начинают выгонять вниз, обратно на грешную землю, не дай бог кто-нибудь задержится тут. А задержаться тут есть зачем, например многие внутреннекитайские туристы с восторгам трогают руками снег и лед, играют в снежки и катаются на импровизированных санках. Впрочем когда вечером теплое юньнаньское солнце  исчезает за зубцами нависающей прямо над площадкой  Юйлунсюэшань становится по высокогорному холодно и неуютно, так что почувствовав укусы настоящего холода китайцы поспешно ретируются отсюда.







Весь транспортный туристический поток из под основания Юйлунсюэшань уходит на юг в Лицзян, однако наши планы двигаться на восток в Шитоучен. Это и есть то место, где мы отходим от традиционного и уже пробитого сотнями путешественников пути. Уже давно стемнело, а конца дороги все нет и нет. Узенькая полоска асфальта петляет по склону какой-то гигантской пропасти и водитель испуганно выжимает перед каждым поворотом клаксон. Разъехаться тут двум встречным автомобилям кажется малореально. Наконец появляется множество огней и машина останавливается. Водитель уверяет нас, что мы у цели. Однако недоверчивые лаоваи что-то жмутся, возмущаются, и насиженные места внутри машины не покидают. Тогда водитель собственным примером показывает куда идти, я и Ромка идем следом, проверяя, куда ж это он на привез. Спустя 30 минут спуска в кромешной темноте по каким-то тропкам резко вниз среди кустарника мы оказываемся в каменном лабиринте узких улочек. Это действительно город Шитоучен и действительно что-то похожее на отель, совпадающий названием с описанным в Lonely Planet.

Про Шитоучен действительно стоит рассказать отдельно. Он нас просто сразил и очаровал. Для начала выяснилось, что дорога закончилась, так и не дойдя до него пару километров. Просто тупик и разворот. В городе нет соответственно близкого к автомобилю, мотоциклу и даже велосипеду. Весь транспорт – пешеходный и гужевой. Соответственно на улочках вполне допустима широта порядка метра, резкие перепады уровня каменной кладки мостовой по высоте и неожиданные резкие повороты. По улочкам радостно носятся свиньи, гуси, дети и китайцы. В городе есть ровно две совершенно очаровательных гостиницы. На первом этаже бильярд и маджонговый столик, кухня, киоск с чаем, лапшой, газировкой, полотенцами, носками и туалетной бумагой. На втором – очаровательные комнатушки минимального комфорта (по нашим понятиям) и максимального (чего тут вообще возможно было ожидать). Но самое впечатляющее — это звездное небо в квадратном окошке двора. Можно долго-долго сидеть на его дне в ожидании величественного выхода луны из-за гор на противоположном берегу ущелья. Восход этот едва ль уступает солнечному.


Городская площадь Шитоучена, aka танцевальная площадка


вид из окна



Город расположен амфитеатром спускающимся к Цзиньша. Кварталы города перемешаны с с рисовыми террасами. Где тут его начало, конец, верх или низ понять невозможно. Есть зато несколько центров, которые представляют из себя небольшие площадки нависающие над пропастью (вроде как городская площадь). Вечерами по выходным на них собираются местные красочно разодетые жители устраивают танцы. Шитоучен в переводе означает “Каменный город”. Стены домов и улицы сложены огромными кусками камня. Во всем этом хаотическом нагромождении чувствуется какой-то внутренний, понятный только местному жителю, порядок и молчаливое каменное величие. Город вполне справедливо называют китайским Мачу-Пикчу. Только в отличии от перуанского нагромождения камней этот город все ще жив, поскольку живы его обитатели.

В Шитоучене есть даже человек знающий английский язык. У него сложновыговариваемое длинное имя, поэтому он просил называть его просто: Му. Он самоучка, где-то раздобыл китайско-английский словарь и стал его учить. Иногда родственники или торговцы привозят с “большой земли” еще какие-то книги или газеты. Но главными его учителями становятся туристы. Через Шитоучен по его словам проходит примерно аж целых 7 групп туристов в год. Му подрабатывает проводником. И если пройдя самостоятельно Ущелье Прыгающего Тигра вам покажется, что проводники тут не нужны, идешь себе по тропинки вдоль ущелья и все, то вы жестоко ошибетесь. И в лучшем случае потеряете лишь кучу времени, а в худшем можно залезть так, что уже не выбраться...

Му мы искали недолго, было достаточно заговорить на непонятном языке, как нам сразу же набрали его номер и дали поговорить в трубку, после чего он сам пришел к нам. У Му  в 2010 году мы – первые туристы. И вообще самые первые русские здесь. Он идет вместе с нами и что-то про себя бубнит. Прислушались – оказывается повторяет русские слова! Самоучка владеет не только начальными навыками английского. Но и парой французских и немецких слов. Теперь он старается не упустить момента и выучить несколько русских, когда ж еще такой случай предоставиться! На прощание мы подарим нашему замечательному Му открытку с видами России и десятком слов с русско-китайским переводом, для него это бесценный подарок.


Поначалу треккинг идет по пригородным террасным огородам



Угловой конек черепичной крыши



Иероглифы "Рыба" и "Благополучие" звучат одинаково. Поэтому на многих домах висит символическая деревянная рыба



Сезон для наблюдения террасного земледелия не самый удачный (залив полей водой произойдет много позже), однако масштабы террасированных полей все же восхищают...



Долина Цзиньша


Треккинг Шитоучен-Лугу приходится сравнивать с Ущельем Прыгающего Тигра, ибо в особенности более не с чем. Хотя на самом деле в этом районе существует порядка полутора десятков самых разнообразных треков. Многие из них длительностью более недели и связывают озеро Лугу или Ущелье Тигра с природными объектами в соседней Сычуани. Но много недель – это к сожалению не наш вариант этой зимой. Хотя безусловно было бы интересно... Так вот, относительно Ущелья Прыгающего Тигра этот трек более заброшен. Местные жители по своим житейским и аграрным нуждам протоптали куда более приметные дороги, тропинка же этого трека зачастую поначалу просто теряется и лишь какими то одному Му известными приметами мы постоянно держали нужное направление.

Сычуаньское землетрясение отметилось и здесь, частично уничтожив тропу, так что пару раз мы просто карабкались вверх по осыпи. Если трек Ущелья Тигра проходит примерно вдоль ущелья, то этот трек большую часть времени занимается тем, что обходит “по верхам” многочисленные притоки-долины. Т.е. мы в основном шли не вдоль Цзиньша, а перпендикулярно к ней, то приближаясь, то удаляясь. И если бросить беглый вгляд на общую карту этой области – то покажется, что протяженность треков одинакова, однако из-за этого удаления-приближения фактически ногами пришлось протопать по второму треку в два раза больше. Ну и кончено же деревушки в Ущелье Прыгающего Тигра (прозванные мною “пивными”) кажутся просто каким-то центром цивилизации по сравнению с деревушками здесь. Местные деревушки совсем аутентичны, в каждой мелочи, это вообще другой мир, из которого во внешний мир ведет лишь узенькая тропинка, возможно еще и некруглогодично проходимая...


Нам идти вот за этих два зубца. Немного непонятно и страшновато...



А вот так оказывается надо идти...


И нечего бояться.

Бросив взгляд из Шитоучена на север, в направлении предполагаемого пути становится немного страшновато. Ущелье Цзиньша перегораживает скальный гребень ощетинившийся зубами-гигантскими каменными пирамидами. И лишь на подступах к перевалу (немногочисленные источники именуют его Prince Pass) видно, как тропка цепляясь за какие-то уступы подымается все круче и круче, а потом вдруг ныряет в туннель! Местные жители пробили его тут оказывается уже очень давно, больно уж неудобно было ходить через сам перевал. За первым туннелем 50-ти метров длиной последует еще один семидесятиметровой. На другой стороне тоннеля мы попадаем словно в другой климатический пояс. Вместо высохшей травы и кустарников — буйный хвойный лес. Также начался фрагмент закарстованной области. Это видно при взгляде на скалы: гигантские провалы и проеденные водой узкие водосточные ходы. Только возде тропинки трижды входы куда-то вниз, и Му изумляется, зачем это его новые иноязычные спутники лезут куда-то вниз в эти дырки, куда сами аборигены обычно всего лишь сбрасывают мусор. Впрочем путешествие у нас вовсе не спелеологическое, поэтому разведку подземных полостей прекращаем и продолжаем путь дальше.


Туннель


Хвойный лес и Скальные Зубцы-пирамиды с другой стороны тоннеля



выход из туннеля



Курицы в зарослях бамбука


Спать ложимся на какой-то сельской ферме. Кажется здесь производят черный перец, он в состоянии «горошка» навален кругом огромными мешками. Лают собаки, кудахчут птицы, блеют коз, возятся в загоне свиньи. И все тоже безумное звездное небо над головой. Комфорта на этот раз совсем никакого, зато полная аутентичность. Единственный раз за путешествие используются спальные мешки, привезенные с собой. Тут неожиданно холодно, пусть и не меньше нуля, но около того. Это сильно контрастирует с рекордной для всего нашего путешествия температурой +30 градусов по Цельсию, зафиксированной безветренным днем на склоне горы во время треккинга.

За следующий день быстренько добегаем до деревеньки Фыньхэ (Fengke). Здесь еще одно соединение с внешним миром в виде дороги. В деревушке появляется школа и множество магазинов. Снизу, у основания — переправа на противоположный берег Цзиньша. Вообще видно, что через пару лет здесь (как и в Дацзю) будет мост. Работы уже вовсю ведуться. Пока же — плывем все на таком же заржавелом баркасе неторопливо покачиваясь на серо-зеленоватых волнах. Переправа в обоих случаях неавтомобильная, а лишь пассажирская. Далее треккинг взбирается вверх красивыми лиственными и переваливает через 3500-ный перевал, чтобы выйти к Йоннину, откуда уже совсем недалеко до Лугу. Но у нас уже совсем нет времени, на противоположном берегу переправы находим минивэн и грузимся в него, дабы уже вечером оказаться на берегу озера Лугу. Мы прощаемся с нашим замечательным Му. Будете в тех краях — передавайте ему привет и несколько новых слов своего родного языка.

Использованы фотографии: ironromeo , pariloff , is_not_never


Му с подаренной открыткой

вдоль тропы есть удобные места для отдыха с прекрасными видами


Окончание треккинга и очередная переправа через Цзиньша



схема


схема и вот эта фотография Prince Pass - единственные информационные источники о треккинге Щитоучен - Фыньхэ - Лугу, которыми мы владели до начала путешествия. снятый GPS-трек пропал вместе с потерянным ноутбуком, так что информации для будущих путешественников по прежнему не очень много. Теперь вот плюс этот отчет и фотография Му в нем.

все ОТЧЕТы о поездке зимой 2009/2010 года
Tags: Китай, Юньнань, путешествия, фото
Subscribe

Posts from This Journal “Юньнань” Tag

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments