Дмитрий Славин (dmitryslavin) wrote,
Дмитрий Славин
dmitryslavin

Category:

Экспедиция "Две Горы". Казбек, часть 2.


Вид с вершинного плато на Малый Казбек, Казбекскую седловину и перевал Казбекский


Уходим наверх тремя связками. Первая — условное название «кабаны» (Роман Р, Ната, Валера). Вторая — условные название «опытные» (Коля, Андрей, Роман Н, Никита). Третья — условное название «тормоза» (Димыч, Серега, Ленка и Леша). Задача — пройти по левому (орографически) краю ледника вверх, до Казбекского плато. Его еще иногда называют Казбеко-Спартаковским плато. Вышли почти одновременно, но естественно «Кабаны» ускакали вперед и вверх, только и видать маячащие где-то там силуэты. «Опытные» тоже куда-то туда, но поспокойнее и не набирая сильно высоту. Лишь «тормозов» смог нагнать запыхавшийся Джонни и указать верное направление. А именно: вовсе не круто вверх по склону, а плавненько по чуть-чуть постепенно приближаясь к морене.

Проходим первый и второй крест, когда-то кем-то установленные. Возле первого судя по фотографиям бывает разбита палаточная церковь, но сейчас нет ничего. Как раз перед первым крестом я неожиданно застрял. Правая нога ушла куда-то вниз в мягкий податливый снег и там и осталась.Я ее дергал-дергал, но все тщетно. Пластиковый ботинок совсем не гнется, поэтому пошевелить влево-вправо и увести назад не удавалось. Пришлось выкапывать себя самостоятельно ледорубом. Со второго креста открылся обзор вперед, на запад, в направлении Казбекского перевала. И стало отчетливо видно, что связка «кабанов», превратившаяся в едва различимые точки, ушла совсем не туда, резко забрав вправо и набирая высоту практически в лоб на вершину Казбека. Да, так они конечно тоже имели шансы добраться до вершины, но только это уже не классический путь 2А через перевал и затем с северо-запада, а скально-ледовый юго-восточный 3Б, к чему они были явно не готовы. Пришлось долго и надрывисто кричать (совершенно бесполезно) и активно размахивать палками. В итоге Рома включил таки рацию, выслушал наше авторитетное мнение, какое-то время поупрямился и посомневался (горняшка все-таки), но в итоге свернул обратно вниз.


а мы пойдем вооон туда




"Кабаны спускаются"

Все три связки воссоединились прямо перед Хмаурой. Хмаура — это огромная скала более чем километровой протяженности (у основания) со зловещим названием. С Хмауры постоянно сыпят камни. Это удивительно! Они шумят даже ночью, когда казалось бы поводу к осыпанию совсем нет. Ну а уж днем, когда солнце подтапливает снег и лед, которые подобно строительной смеси держат скальные стены. Совершенно не понятно, как при такой интенсивности осыпания в течении многих лет скала так и продолжает возвышаться гигантской вертикальной стеной!

Морена ледника подходит к Хмауре вплотную и плавно огибает ее заворачивая на северо-запад (если снизу по пути восхождения смотреть). Путь на Казбекский перевал лежит по морене, по самому краю ледника. Получается путь напоминающий легендарный мифологический заплыв  Одиссея и его спутников между Сциллой и Харибдой. Уйдешь чуть левее в сторону ледника — попадаешь в зону трещин. Уйдешь чуть правее в сторону скалы — попадаешь в зону артобстрела Хмауры. Тропинка проложенная тройкой «опытных» так и вьется где-то по границе обеих напастей. И при этом в ней периодически зияют дыры провалов в трещины, а ее пересекают следы скатившихся камней.

Трещины и провалы тут в самых неожиданных местах, где их совсем не ждешь. Впрочем они все действительно оказались либо узки, либо плотно со снегом. Дальше чем Леша (по пояс) никому провалиться не удалось. А вот зрелище и звук летящих камней просто завораживающи. Снега очень много, он липкий. Камни, сорвавшись со скалы, летят, высоко подпрыгивая (до 30 метров скачки), но, оказавшись на выполаживающемся склоне, постепенно налепляют на себя снег подобно снежным комьям, катятся все медленнее и медленнее, пока наконец не застывают с самых разнообразных позах. Оторвать взгляд невозможно. Страшно красиво и просто страшно. Вместо того чтобы быстро убежать, останавливаешься и смотришь за каждым куском скалы летящим в твою сторону, хотя осознаешь что докатиться до тропы вероятность у него небольшая.


начало Хмауры


Окончание Хмауры, точки людей далеко впереди


Снежная пустыня Казбекского плато

4200 и выходим постепенно на Казбекское плато. Это не совсем ровная местность, а скорее снежная пустыня с гигантскими  холмами-барханами. Поверхность идеально белая и нетронутая ни одним следом или резким изломом. Слева гигантским снежным куполом подымается Казбек. Скалы хребта Орцвери, сопровождавшего нас сегодня весь день по другую сторону ледника Гергети наконец-то ниже уровня наблюдателя. Мы любуемся панорамами и дальними горами Южной Осетии, до данного момента скрывавшимися стеной Орцвери, а до Северной Осетии рукой подать, осталось метров 500.

Тут, на плато, и разбиваем лагерь, немного не доходя до перевала. Там может ожидаться сильный ветер. Быт и устройство лагеря в таких условиях немного необычно, но с прошедшими годами и путешествиями привыкаешь, и даже даешь дельные советы товарищам. Девиз: Не ложиться и не отдыхать! Надо постоянно что-то делать. Акклиматизироваться через труд. Орудуем снеговыми лопатами готовя площадки под палатки и снежную стенку вокруг лагеря.

Под горелку обязательно что-то подкладывать, иначе она уходит глубоко в снег. Вода топится из окружающего снега. Желтый снег не брать! :) Лучше заготовить небольшой рыхлый сугробчик под тентом на утро, чтоб не бегать, да и вообще не вылазить из палатки пока не позавтракаешь. Перед сном обязательная прогулка «до ветру», даже если никаких позывов нет. Ведь врач Коля накормил нас диакарбом, и позывы будут, да вот вылазить ночью из теплого кокона спальника совсем уж не захочется. Сегодня можно сделать исключение и пренебречь обычными правилами — взять внутрь палатки ботинки (предварительно отряхнув их от снега). Если ботинки хранятся внутри спальника — то с утра они не окажутся одеревеневшими. Их удастся натянуть на ноги. Сегодня пьем кисель. Это безумно вкусная штука оказывается! Особенно в горах. По сути кроме нее организм у меня ничего и не хочет принимать внутрь.


Прогулка по краю мира


Штурмовой лагерь на 4200


штурмовой лагерь в лешиных очках


На Казбек с перевала надо идти огибая вершину с левой стороны

14 июля. Проспали назначенный срок и нас разбудили какие-то голоса на улице. Это гид Гия с израильскими восходителями топчется вокруг палаток. «Семь утра, выходите ребята! Хватить спать. Гору всю проспите!». Начинаем вылезать и одеваться. У Романа Н температура и он остается сидеть в палатке, остальные одеваются, обуваются в кошки. С утра весь вчерашний мягкий снег превращается в жесткий наст. Условия складываются идеально.

Во-первых вчерашняя прекрасная погода явно решила задержаться тут еще на денек. Не видно ни облачка, и что самое удивительное — полный штиль. Даже на Казбекском перевале, куда мы достаточно быстро взбежали от своего лагеря. Собственно говоря перевала как такового тут и нет. Седловина широченная, с перепадами высоты. Где тут соорудить перевальный тур — неясно, да и решительно не из чего, все та же снежная пустыня.

Ну а во-вторых перед нами прошли израилетяне с гидом. Тот гигантский снежный холм, на который мы нацеливали вчера вечером свои взгляды и объективы фотоаппаратов, и куда планировали выдвинуться в 6 утра, оказался вовсе не Казбеком. Точнее Казбеком, но Малым Казбеком. Казбек, как и Эльбрус — двухвершинен. Эльбрус Западный и Восточный, а Казбек Большой и Малый. От перевала виден только склон Малого и ни в коем случае не стоит ломиться на него, надо обходить его с левой стороны постепенно словно ввинчиваясь спиралью все выше и выше, за Малый Казбек на седло между двумя вершинами. Не будь Гии с евреями мы безусловно пошли бы в лоб штурмовать Малый.

Таким образом тропа достаточно глубоко уходит с линии водораздела на север, и если быть уж совсем точным, то мы пересекаем российско-грузинскую границу при восхождении. Причем дважды, так как потом планируется еще и спуск обратно. Это не считая многочисленного топтания по самой линии границы, которое ожидает восходителя на седле и на вершине.


А чего это все мальчики вырубились??!


Переход через трещину на склоне Казбека

Евреи идут с 4 часов утра от метеостанции. До плато они шли по пробитой нами тропе, но сейчас тропят сами. Идут медленно и мы их быстро настигаем где-то на склоне. Перепад высот тоже достаточно большой получается, метеостанция 3500, а тут уже скоро 5000 будет. Один израилетянин выстегивается, разворачивается и уходит вниз. Любезно приглашаю пересидеть и подождать своих в нашей палатке. Опять же Рома скучать не будет, они найдут наверняка общие темы. На склоне появляется третья группа. Это грузины приехали на выходные на природу из Тбилиси, еще вчера были только в Степанцминда. Грузины прямо-таки не идут, а бегут по склону единой связкой в семь человек. Удивительно, готовясь на тренировках в Москве к восхождению мы вели ожесточенные споры, сколько должно быть человек в связке. Два или три...

Угол подъема тут заметный, но все-таки вполне терпимый. Ледоруб в одной руке, в другой — альпеншток. Тропа набирает высоту под углом к склону сильно напоминая собой знаменитую Косую Полку на Эльбрусе. Только там полку сопровождают вешки и хорошо протоптанное направление (по крайней мере в хорошую погоду, когда множество людей выходит вверх). Казбекские вешки уже давно поломало ветром, а тропа каждый раз держит новый курс, как ее протопчет первый. В одном месте вроде б даже и 45 градусов было, но все же больше в районе 30-35. Судить тяжело, все время под углом вверх. Но просто так сесть-отдохнуть и плюхнуться в снег можно далеко не везде. Во всяком случае пока не пригреет солнце и не растопит наст. Впрочем останавливаться мы и не собирались, я гнал свою связку «тормозов» как мог вперед. Удивительная Ленка идет легко вверх, совсем не устает и постоянно улыбается. В то время как Серега, Леха, да и я, на привалах рухаемся в снег и лежим-лежим. Ленка в горах на восхождении и в кошках и на такой высоте — в первый раз, все в новизну, интересно. Адреналин или мандраж? Впрочем остальные участники первых двух троек скачут еще проворнее где-то далеко впереди. Кажется акклиматизация более-менее успешно осилена почти всей группой.


вверх по косой


Связка "тормозов"


седловина уже рядом


Большой Казбек и последний подъем (вид с седловины)


Малый Казбек (вид с седловины)


Вверх на три такта. Фото _belk_ 

И вот мы уже на седловине. Седловина Казбека — это абсолютно горизонтальная площадка примерно 50 на 30 метров, между двумя вершинами. На Малый идти надо сужающимся снежным гребнем, на Большой — штурмуя 100-метровый 45-градусный склон. Вот теперь уже действительно в лоб, самые настоящие 45 градусов.

Но на дворе июнь. Солнце и нет ветра. И полным полно снега. В снеге протоптаны следы предыдущих связок, а некоторые видно что уже и спускаются. За спиной не зияющая пропасть, а близкая седловина, так что психологически карабкаться вверх гораздо проще. Из под боковых скал видны остатки перильных веревок утопающих где-то в снегу (вешали в конце лета.ю когда тут лед). Идем на три такта, левой, правой, ледоруб. И так далее. Иногда можно отдохнуть на камне. Предвершинное выполаживание, идти становится проще, и вот наконец она, вершина Казбека! 5034 метра.

Многие равнинные люди (те кто не ходят в высокие горы) часто спрашивают. Даже не «Зачем идете в горы вы?» Понятно что тут не объяснить. Спрашивают попроще. А что вы испытываете стоя на вершине к которой так долго стремились, готовились, положили кучу сил? На что похоже это чувство? Это то как гол в футболе, это оргазм в сексе, это взятый вопрос в ЧГК? Что это? Как объяснить?

Да по большому счету никак. На вершине я не испытываю абсолютно ничего, лишь полное изнеможение, усталость. Вот и сейчас. Несколько дежурных кадров с флагом и без него. Закопать тут на вершине в снег фотографию погибшего в мае Сереги Никитина (еще в Москве так решил). Подышать воздухом спокойно, восстановить дыхание. Весь путь этого так толком и не удавалось, кислорода мало. Сердце при подъеме бьется часто часто, виски — словно наковальня. Успокоиться и дать организму чуть отдохнуть, но не спать! Сильно припекает. Жара сегодня адская, оделся с утра в пуховик, солнце взошло, а ветер так и не появился. Однако снять его не могу, поверх рюкзак и бухта веревки. Истекаю весь потом и очень хочется выпить киселя. Восторга никакого нет, но стараешься хотя б уйти от полной апатии и расслабленности, сосредоточиться на спуске. Ведь взойти — это полдела, надо теперь еще аккуратно спуститься. Это уже потом, далеко внизу придет осознание содеянного, даже какая-то гордость и тщеславие. Великое удовлетворение, большее чем оргазм, гол и взятый вопрос сложенные вместе. А сейчас ничего, просто сил нет для мыслей. Все на самых простых примитивных желаниях. Пить и спать. Но для начала надо вниз.


Есть вершина! Дрон и Валера. Фото _belk_


_belk_  ,  Валера ,  reshetnyakr на вершине



patapitka  и windysmile на вершине


dmitryslavin   на вершине


Северная Осетия

При спуске на седловину ощущается наконец, что здесь круто. Спускаться всегда сложнее чем подыматься, вовсю используем ледорубы и страхуемся веревкой. Спускались этот участок (до седла) очень долго, минут 30, но сверхнадежно. Хотя судя по оставленным следам грузины тут местами съезжали на пятой точке, как и много где дальше. Причем не только грузины, но и наши оказывается. Повыстегивались и побежали! Приду вниз, отругаю всех, вокруг же трещины! Хотя когда я уже добрался до низа, было не до воспитательных мер. Ну хоть здесь (в отчете отругаю)...

Единственно чем спуск лучше подъема — это затрачиваемым на него временем. «Тормоза» стартовали в 8, до вершины дошли за 7 часов. А спустились за 3 часа (до места старта). Если наверх шла узкая цепочка следов, то вниз сбегает множество сокращающих путь тропинок. Наста никакого уже нет и весь склон испещрен многочисленными ходами. Ощущение, что каждая связка, если не человек, прошел как ему вздумается. На самом перевале обнаружилась трещина, точнее зияющая дырка посреди тропы, но видно что никто таки не улетел, а просто застрял в снегу. Наш лагерь уже пуст, остались лишь рюкзаки нашей связки. Да и действительно, оставаться тут еще на ночь бессмысленно, да Метеостанции вниз идти часа 3-4, до темноты успеем. Остались б силы. Мы продолжаем идти осторожно и не выстегиваясь вдоль Хмауры, обходя трещины. Их стало как-то заметно больше. Точнее их столько же и было, просто тут уже 23 человека прошло вверх и вниз, да и солнце шпарило два дня. Теперь видны следы провалов, обходы провалов и новые провалы на обходах. Стараюсь ступать по снежным мостам осторожно, где есть возможность — передвигая ноги не отрывая их от земли. Хмаура грохочет камнепадами теперь в левое ухо. Вот и Второй Крест, а вот и Первый. Закат, вечереет. Все таки связкой идти существенно медленно. После Первого Креста стемнело окончательно, а на склоне вдруг обнаружились многочисленные реки, которых два дня назад не было. Реки текут прямо под снегом, человек проваливается к ним и сразу же промокает до колена. Хорошо метеостанция уже близко. Вот она, выплывающая из темноты, чем-то по форме своим остовом напоминающая огромный корабль, собирающий в открытом море потерпевших бедствие путешественников. Пришвартовываемся и отправляемся на боковую койку. Получился 12-часовой марафона с набором высоты 800 метров, и спуском на 1500. 


Только с предвершинной площадки можно оценить насколько крутой был подъем с седловины. Точки - это оставленные на седле рюкзаки и связка грузин, собирающихся идти вниз. Хорошо виден Малый Казбек.


начало заката


Ашню на метеостанции

Спускаться в день на норму двух дней подъема — это вполне нормально, тем более что акклиматизация наконец-то пришла окончательно, а в самом низу долины в Степанцминда ждут явства прекрасной грузинской кухни. Прощаемся с Джонни и бежим вниз, переправляясь через ледник Гергети уже без связок. Снега тут стало поменьше, но идти все равно видно куда и как. Группа растягивается на неимоверную длину, я знаю только то, что иду последним. Ручеек легко преодолимый три дня назад превращается в бурный горный поток, здорово тут натаяло из ледника за прошедшие дни. Переправа по камушкам уже невозможна, брожу реку. Адски холодная, хорошо, что не  такая широкая!

После перевала Саберце посреди ясного дня налетает огромная черная туча. Ливень даже не начинается, сразу же град. Тут можно было б использовать метафору «с куриное яйцо», но не будем. Град был размером с конфеты M&Ms примерно. Зона альпийских лугов, ни одного крутого склона или большого камня, не говоря уж о дереве. Прятаться невозможно, поэтому остается только идти. Тропа тем временем превращается в подобие бобслейной грязевой трассы, идти возможно только по скользкой траве. Одновременно со вспышкой молнии грохочет гром. Я впервые в жизни вижу конкретно то место куда бьет молния. Всего метрах в 50 от меня. Да. Казбек словно бы давший слабину своей прекрасной погодой 13-14 июля теперь пытается исправиться и наверстать упущенное. Как же так? Отдался дюжине каких-то московских восходителей всего за 5 дней! Непорядок. Но нас уже не догнать. Грохочет где-то позади и сверху, а я промокший до нитки вываливаюсь на поляну перед Цминда Самеба. Пасущиеся кони сгрудились на узкой тропинке-полочке и не пропускают. Протискиваюсь мимо и чувствую что-то держит. Это конь с любопытством хватает за пенку торчащую сзади рюкзака и пытается ее съесть. Отбиваясь от настырного непарнокопытного палкой, продолжаем спуск. Тут уже никаких таксистов, и последний рывок  сквозь березово-сосновый лесок вниз в Казбеги. Усатые аборигены на завалинках наблюдают за   проходящими через поселок в течении последних трех часов туристами с огромными рюкзаками и дают советы, где и как быстрее пройти. Само село (правобережная его часть, на картах обозначается как Гергети) очень напомнило своей топографией и внешним видом села шерпов в Непале. Разве что буддисткой ступы тут нет.

И вот наконец 2000 метров спуска преодолено, я на Военно-Грузинской дороге. Можно пить тархун ведрами и поедать хинкали бочками. В этот же день мимо нарзановых источников мчим в Тбилиси. Рассерженный Казбек не унимается и пытается догнать. Грохочут и сверкают молнии на протяжении всей дороги, а в Тбилиси настоящая буря. Впрочем буря на равнине нам уже ни по чем. Постепенно, когда уже никуда не бежишь, ближе к вечеру, накатывает осознание взятой вершины. Да, мы сделали это! Только сейчас начинаешь верить в реальность, когда все уже позади...

Теперь можно наконец присмотреться к этой прекрасной стране, и набраться сил, а  главное, желания, для второй половины экспедиции.




Покидаем покоренную вершину... Выход с метеостанции вниз через ледник Гергети.


Цминда Самеба после дождя


Житель села Гергети (часть Степанцминды). На заднем плане развалины типичной грузинской оборонительной башни.


Нарзаны


Полуразрушенная стелла-панорама на Военно-Грузинской дороге, посвященная дружбе грузинского и русского народов.

ПРЕДЫДУЩАЯ СЕРИЯ,               ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ

GPS-координаты

КАРТА (повернута на 90 градусов, чтоб влезла в рамки монитора и сохранила хоть сколько-нибудь читаемый масштаб).
Север - левый край карты



Tags: Грузия, Казбек, горы, путешествия, фото
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 12 comments